Проводы добровольца на войну
Проводы добровольца на войну. Фото: пресс-служба правительства Сахалинской области

Без вести укравшие. Как мошенники обманывают родственников, пропавших на войне солдат

Сетевые мошенники и вымогатели зарабатывают на россиянах, чьи близкие пропали на войне. Отчаявшись найти родных с помощью Минобороны, родственники ищут альтернативу и оказываются жертвами разводок. «Можем объяснить» изучил основные способы обмана. 

Военнослужащий Алексей О. из Ставропольского края последний раз выходил на связь с семьей в марте 2022 года, рассказала «МО» его тетя. Позже украинцы подтвердили, что он в плену, но российское Минобороны за почти два года так и не помогло вытащить солдата. 

Зато, по словам тети, семью пленного атаковали мошенники. «Они просили деньги за обмен, просили деньги за связь с ним. Мы прекрасно знаем, что там за деньги ничего не делают. Мы изначально были об этом предупреждены и никому ничего не платили», – рассказала «МО» женщина, уточнив, что цена освобождения или связи с пленным у мошенников варьируется от $2 тысяч до $11 тысяч. 

За прошедший год  мошенники выманили у россиян около 19 миллиардов рублей, что на (33%) треть больше, чем в 2022 году, подсчитал ЦБ. Сколько из них составили средства родственников военных, банк отдельно не считает, но число таких случаев, судя по жалобам в чатах, растет с начала войны. 

С февраля 2022 года десятки тысяч российских солдат пропали без вести в Украине. Так по оценке правозащитника Сергея Кривенко, речь может идти о 25 тысячах солдат. Министерство обороны по факту не занимается поиском, ссылаясь на обстрелы и боевые действия. Получив в военном ведомстве неутешительный статус пропавшего без вести родные начинают поиск самостоятельно: они обзванивают госпитали, морги, отправляют запросы во властные инстанции и размещают объявления о пропавшем на войне родственнике.

Во «ВКонтакте» и Telegram появились специализированные каналы и группы, которые дают возможность опубликовать ориентировку на пропавшего. В них родственники делятся подробной информацией о военнослужащем– фото, имя, дата рождения, номера жетона и войсковой части и контакты для связи. Именно там интернет-мошенники и находят своих жертв – людей в состоянии стресса, которые готовы верить всему, что дает надежду. 

Выкуп из плена по фото

Один из частых способов привлечь внимание родственников – подделка фото пропавшего в якобы новых обстоятельствах. Часто подделки весьма грубые – к фотографии человека с забинтованной головой прифотошоплено лицо мужа или сына.

Внимательно рассмотреть фото не получится, оно исчезает через пять секунд после просмотра.

Сын Натальи Андрей последний раз выходил на связь в октябре 2023 года. В первую очередь Наталья обратилась в военкомат. Вскоре Минобороны признало Андрея без вести пропавшим, но на этом действия со стороны официальных властей прекратились. Решив действовать самостоятельно, Наталья с невесткой Машей опубликовали объявление в группе поиска пропавших в Telegram. 

Примерно через месяц с Натальей связался незнакомый человек и представился Владимиром Анатольевичем.

«Якобы нашел сына в плену, где держат в одиночной камере, с ним нельзя поговорить по видеосвязи. Но показал исчезающее (самоуничтожающееся. – «Полигон медиа») фото. На фото – мой сын, не подкопаешься. Сидеть ему не пересидеть, – рассказывает Наталья корреспондентке «Можем объяснить», – угрожал, что если денег не получит, то будет отрезать куски от сына и отправлять мне».

Мошенник позвонил с российского номера и несколько раз переспрашивал в одиночестве ли Наталья в данный момент. Маша стояла рядом и записывала разговор на другой смартфон. Позже женщины обратились с заявлением о мошенничестве к участковому и приложили доказательства. Заявление приняли, но никакого расследования не последовало.

Фото якобы родственника, присланное одной из участниц чата

Фишинговые ссылки

Злоумышленники под видом представителей СМИ связываются с родными и рассылают приложение с якобы оперативной информацией о пленных и погибших солдатах. На самом деле, жертвы получают ссылку на установочный файл с расширением .apk (Android package kit — программный файл для систем Android, который, в том числе, может внедрять рекламное ПО, шпионские программы, вирусы и трояны, способные не только передавать злоумышленникам данные, но и причинять ущерб системе устройств. – «Полигон медиа»). Скачать и установить получится только на смартфон с ОС Android. Приложение запрашивает разрешение на доступ ко всем функциям телефона, что позволяет злоумышленникам полностью контролировать устройство, получать и отправлять СМС. Затем приложение обращается к банк-клиенту и снимает деньги со всех доступных карт.

Светлана ищет единственного сына Дениса пять месяцев, с октября 2023. Вскоре после публикации поисковой ориентировки с ней в сети «ВКонтакте» связалась незнакомая женщина и предложила перейти в Telegram. Там Светлана получила ссылку и предложение установить специальное приложение со списком пленных и погибших.

«Она не давила и не торопила, зачем им это?! Они прекрасно понимают наше состояние, что будем все сами открывать и скачивать» – рассказывает Светлана.

На iPhone Светланы приложение не установилось, тогда мошенница предложила открыть на телефоне с Android. Светлана открыла ссылку с телефона сына, установила приложение и разрешила доступ к звонкам и смс.

«Сначала я не включала это все и попробовала открыть, но нет. И в момент, когда я на каждой строке разрешила доступ, стали приходить сообщения о переводе денег. Телефон принял смс с кодом и мгновенно отправил согласие в ответ. В этот момент я поняла, что попалась и заблокировала карту». К номеру были привязаны четыре карты сына, но только на кредитной были деньги. После блокировки карты, перевод на сумму 4599 рублей завис. Получателем был указан номер телефона и счет в Тинькофф-банке.

В полицию Светлана не обращалась: «Какой в этом смысл? Все равно никто искать не будет, а перевод я заблокировала»

Втереться в доверие

Для большей убедительности злоумышленники работают в команде, или создают такое впечатление, используя несколько учетных записей. Первым жертве пишет сообщник: «Здравствуйте, я увидел в чате, что вы ищите солдата. У меня тоже пропал брат, и никто не давал надежды. Мне подсказали обратиться к поисковикам из группы Артема Строганова, которая специализируется на поиске солдат. К сожалению, брат найден мертвым». Следующим сообщением приходят ссылки на группу и контакты.

Корреспондентка «МО» написала «Артему Строганову» и рассказала вымышленную историю о поиске пропавшего брата (все данные вымышленные). 

«Артем» (известно, что настоящий Артем погиб) сразу же попросил перевести 3900-4000 рублей на бензин на карту жены сослуживца, «чтобы после обеда сгонять в штаб, сделать офицерский запрос в базу данных». Для большей убедительности собеседник приглашает присоединиться к группе в телеграме и к сбору на «резину для буханки».  

Кстати, запросы в секретную базу строго лимитированы, придется поторопиться. «Всего два запроса в месяц, и один я уже сделал, – торопил «Артем». – Мне под каждый запрос надо писать доклад, зачем мне данный человек». 

Во внутренней базе, по словам «Артема», будто бы содержится практически вся информация о погибших и раненых, а также плененных. 

Схема предполагает, что пропавший «находится в плену», откуда его можно и нужно выкупить – за 100 тысяч рублей. Но «Артем», по его словам, не обладает такими полномочиями, и может порекомендовать высокопоставленного чиновника, которому под силу повлиять на обмен пленными.  

Узнав, что общается с журналистом, «Артем» отказался дать комментарии для статьи и удалил переписку. 

Сервис точечного поиска

Помимо явно мошеннических схем похищения денег, некоторые сервисы предлагают создание платных ориентировок для размещения в группах «ВК» или индивидуальный поиск по базам данных. Ориентировками называют информационные листы с фотографией и данными пропавшего солдата в красной рамке. За распространение ориентировки и ручной поиск берут взнос 1500 рублей — около 10% от прожиточного минимума — сюда включены расходы на связь и «благодарность» работникам медицинских учреждений. «Чем больше времени прошло, тем сложнее поиск» – поторапливают «волонтеры».

Подтвердить эффективность такого поиска «МО» не удалось. Ни один аккаунт, оставивший положительный отзыв на сервис, на вопросы корреспондента не ответил.

Виктория помогает своей сестре с поисками пропавшего без вести мужа. Дмитрий ушел на войну по контракту, и с декабря 2023 года перестал выходить на связь. В Минобороны подтвердили, что Дмитрий пропал без вести. В части, к которой он приписан, информации о его судьбе нет, но надежда найти брата живым не покидает сестер.

«Мы сами обзванивали госпитали, морг и сослуживцев, делали запрос в военкомат, периодически звоним в военную часть». Виктория нашла группу в «ВК» (поиск пропавших на СВО – 40 тыс подписчиков) и 17 декабря оплатила добровольный взнос 1500 рублей за ручной поиск. Однако предоставленный волонтерами отчет о звонках в разные госпитали вызвал недоумение.

«На мой вопрос про поиск по полевым госпиталям, мне сказали, что их тоже обзванивают, но сейчас я понимаю, что с полевыми связи-то и нет, – рассказывает Виктория. – Если честно, то больше всего похоже на неумелый поиск».

Несмотря на свои сомнения, Виктория и её сестра не обращались в полицию по поводу сервиса. «Я наткнулась на группу сама, и решение было осознанным. Винить кого-то в своей ошибке нет смысла» – сказала Виктория.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Встреча Владимира Путина с Президентом Ирана Сейедом Раиси. Фото: пресс-служба Кремля
Главный драйвер террора. Как режим в Иране пытается устоять, провоцируя новые войны